Статьи / Хроники событий / Катастрофа ростовского еврейства в 1941-1942 гг.:


  • Постоянное еврейское население Ростовской области проживало преимущественно в бассейне Нижнего Дона (Ростов-на-Дону, Батайск, Новочеркасск, Шахты и др.) и Восточного Приазовья (Таганрог, Азов и др.). В 1939 г. население области, по данным Всесоюзной переписи, составляло 2 892 580 человек, включая 33 024 еврея (1,14%), в Ростове-на-Дону – 27 039 евреев из 510 212 человек всего населения или 5,38 % 1. Еврейская община Ростова находилась по численности на третьем месте после Москвы и Ленинграда в Российской Федерации. Летом 1941 г. количество евреев значительно увеличилось, возможно, до 50-60 тыс. человек (включая сельские районы области) за счет беженцев из западных областей СССР.


    В сентябре-ноябре 1941 г. была организована эвакуация2 на поездах в 2686 двуосных крытых вагонах (в каждом не менее 36 человек) и 10-15 баржах (в каждой 1500-2000 человек), поплывших по Дону. 100-150 тысяч человек (неорганизованно уехало 50-100 тысяч человек), среди которых евреи, по-видимому, составляли около 5-7%, как и среди всего населения города, т.е. было эвакуировано 7-10 тысяч евреев. Примерно столько же или менее евреев бежало неорганизованно (зачастую без пропусков и разрешений, вскакивая в отходящие поезда или уходя пешком, либо пользуясь каким-либо попутным транспортом).


    Организованно были эвакуированы только те евреи, которые входили в состав семей работников государственных учреждений и предприятий, подлежавших эвакуации по решению директивных органов (никакой разнарядки о числе евреев не было). Возможно, анализ архива Управления по эвакуации при Совете по эвакуации в «Государственном архиве Российской Федерации» позволит уточнить численность евреев, эвакуированных в 1941 г. из Ростова-на-Дону.


    Немецкая САУ Panzerjager I на Буденновском спуске. Общий вид. Ноябрь 1941 года.
    Немецкая САУ Panzerjager I на Буденновском спуске. Общий вид. Ноябрь 1941 года.

    21 ноября 1941 г. немецкие войска на неделю захватили Ростов-на-Дону. Однако из-за кратковременности этой первой оккупации они не успели организовать массовое уничтожение евреев. По имеющимся свидетельствам очевидцев, немецкие власти успели только издать приказ о регистрации евреев, но саму регистрацию не смогли осуществить. За неделю оккупации погибло относительно небольшое число евреев (вряд ли более ста человек из нескольких сотен всех погибших по оценке свидетеля тех событий М. А. Вдовина) при случайных столкновениях (по заключению судмедэксперта В.А. Зарубинского от 12 июня 1942 г., во время оккупации 1941 г. погибло несколько сотен мирных жителей)3.


    Уже на следующий день после захвата города появился приказ немецких властей об организации жидовского совета, карающий расстрелом за разные провинности, в том числе за уклонение евреев от регистрации и от ношения желтой шестиконечной звезды (размером 6 х 7 см) на синем фоне4.


    В декабре 1941 г. плановая эвакуация всех организаций, кроме госпиталей, была закончена. После заявления Главкома Юго-западного направления маршала Буденного о том, что он не допустит больше сдачи города, комендант ростовского гарнизона майор Борщ (впоследствии перешел на сторону оккупантов) отдал 13 февраля 1942 г. приказ о запрете выезда из города жителей без пропуска комендатуры, выданного им лично5. Последний выдавался только тем, кто отработал норму на строительстве оборонительных сооружений, независимо от возраста и состояния здоровья, наличия малолетних детей и требующих ухода иждивенцев.


    Переправа
    Переправа

    Несмотря на такой запрет на выезд из города, много евреев - как коренных жителей, так и эвакуированных сюда - всеми правдами и неправдами покидало город. Но немало евреев не поверило сведениям о той смертельной опасности, какую несла с собой немецкая оккупация. Отчасти причиной было естественное недоверие к постоянно лживым сообщениям советского правительства, отчасти – воспоминания стариков об оккупации города немецкими войсками в 1918 г. К тому же сведения разведчиков, посланные в марте 1942 г. о полном истреблении евреев на оккупированных территориях Ростовской области и Донбасса, не были официально опубликованы. Необходимо также отметить, что опубликованные в декабре 1941 г. – январе 1942 г. в газете «Молот» рассказы таганрожцев, бежавших из города, а также аналогичный рассказ о трагической судьбе евреев Киева, к сожалению, не произвели должного впечатления6.


    Освобождение Ростова-на-Дону в ноябре 1941 г. в ходе первой успешной наступательной операции Красной Армии с занятием одного из крупнейших городов СССР было воспринято многими как перелом в войне (наступление немецких войск на Кавказ и Сталинград было задержано на 8 месяцев), поэтому немало евреев, эвакуированных в октябре-ноябре 1941 г., вернулись в Ростов-на-Дону. В июне-июле 1942 г. эвакуация, плохо организованная, проходила в спешке. Было отправлено несколько тысяч крытых вагонов с людьми (точное число не известно из-за гибели архива СКЖД за 1942 г.), при этом, помимо населения, было вывезено 57,5 тысяч железнодорожников (часть людей была вывезена на открытых платформах)7.


  • Однако большинство евреев, не подлежавших организованной эвакуации, просто не смогли выехать без помощи молодых родственников, без значительных материальных средств, без транспорта, без решимости бросить все нажитое в течение жизни и других подобных причин. Поэтому в городе осталось большое число евреев, преимущественно старых, больных, женщин и детей. По оценке немецкого командования, к ноябрю 1941 г. в Ростове-на-Дону находилось 200–300 тысяч жителей (эвакуировано до 300 тыс. чел.), среди которых было до 50 тыс. евреев8. Вероятно, к августу 1942 г. число последних уменьшилось до 30-32 тысяч человек.


    Переправа Переправа
    Немецкие части входят в Ростов (грузовик Kfz 31 Henshel 33G1) август 1942
    Воззвание к еврейскому населению города Ростова
    Воззвание к еврейскому населению города Ростова




    Второй раз немецкие войска (17 полевая армия генерал-полковника Р. Руоффа, входившая в группу армий «А» генерал-фельдмаршала В. Листа) захватили Ростов-на-Дону 24 июля 1942 г. По-видимому, в первые же дни был издан приказ о ношении всеми евреями на груди желтой шестиконечной звезды (по личному сообщению М.А.Вдовина), как это практиковалось повсеместно, хотя сам текст приказа не обнаружен.




    Уже 4 августа 1942 г. власти (от имени ЗК-10 а) в лице Совета еврейских старейшин приказали всем евреям (включая крещеных, еврейских детей до 14 лет, евреев, имеющих в паспорте обозначение о принадлежности к другой национальности) в возрасте от 14 лет и старше лично зарегистрироваться до 10 августа9. В этом же воззвании к еврейскому населению они сообщили, что 2 августа организовали еврейский Совет Старейшин под председательством д-ра Г. Лурье (Малый пр., 64) и его заместителя Лапинера (Почтовый пер., 66), которым по приказу немецкой полиции каждый еврей должен беспрекословно подчиняться под угрозой наступления серьезных последствий для нарушителей. Лурье был врачом, директором Дома санитарной культуры Горздрава, Лапинер – экономистом, заведующим плановым отделом Института микробиологии и эпидемиологии.



    Сборный пункт ул. Б. Садовая 44
    Сборный пункт ул. Б. Садовая 44
    Сборный пункт Нахичевань

    Указывалось, что перепись еврейского населения будет проводиться под руководством и наблюдением членов Совета Старейшин порайонно в нижеследующих пунктах:

    1) Кировский р-н (Пушкинская, 137-139) – Шершевский

    2) Андреевский р-н (Социалистическая, 90, школа №42) – Руманов

    3) Ленинский и Железнодорожный р-ны (Энгельса, 60) – Гольдфорб

    4) Октябрьский р-н (Просвещенская ул., № 23-73, угол Семашко) – Киршман и Угольницкий

    5) Пролетарский и Сталинский р-ны (20-линия, №14, угол Мурлычевской) – Макаровский и Розинский

    6) Орджоникидзевский р-н (Станиславского, 188) – Цегельницкий.


    Однако по данным немецкого командования, этот приказ выполнило всего две тысячи евреев10. Видимо, чтобы не вызвать преждевременных подозрений и паники у евреев об истинных целях планируемой акции, регистрация велась по трем спискам: в один записывались старые и нетрудоспособные, в другой – трудоспособные, особо отмечались врачи и ученые, в третий – имеющие в составе семьи неевреев и крещеных евреев. В паспорте при регистрации ставился штамп, в котором указывался номер списка.


    5 – 6 августа 1942 г. пленные красноармейцы были посланы рыть большие ямы (размером 5 на 7 м и глубиной 3 м) и рвы близ поселка 2-я Змиевка за северо-западной окраиной города, в балке Змиевской на правом берегу реки Темерник, за Зоопарком и Ботаническим садом. После этого к 8 августа триста военнопленных было расстреляно в вырытых ими рвах и ямах11.


  • Воззвание еврейскому населению города Ростова
    Воззвание еврейскому населению города Ростова

    9 августа было опубликовано воззвание Совета еврейских старейшин во главе с др. Г. Лурье от имени ЗК-10а (шефом ее отряда в это время был д-р Герц) к еврейскому населению города. В нем от евреев требовалось явиться к 8 часам утра 11 августа на шесть сборных пунктов (адреса указаны выше) для организованного их переселения в особый район. Там они якобы будут находиться под защитой немецких властей, которые не могут в противном случае гарантировать предотвращение случаев нападения неевреев на еврейское население, имевших место в последнее время (по свидетельству Л.И.Назаревич, такие провокационные случаи были). Предписывалось иметь при себе документы, деньги и ценности, ключи с биркой и адресом (подлежали сдаче на сборных пунктах), ручной багаж. Сообщалось, что о доставке остального имущества будут даны дополнительные указания. Это воззвание было расклеено на заборах и стенах домов12.


    С утра 11 августа толпы евреев пошли на сборные пункты. Оттуда их на машинах вывозили и пригоняли колоннами по 200-300 (по некоторым свидетельствам до 2000) человек к поселку 2-я Змиевка, жителей которого обязали покинуть на время свои дома (но некоторые спрятались и стали свидетелями казни евреев). Здесь полицейские – бывшие советские граждане - в качестве подручных немецких руководителей расстреливали из пулеметов взрослых (часть была уничтожена в душегубках, вмещавших по 50-60 чел.), которых предварительно заставляли раздеться догола.


    По сообщению В.И. Афанасенко, детей отравляли, смазывая им губы сильнодействующим ядом на основе синильной кислоты или цианида (мазь желтого цвета), в боксах гаража дома отдыха Ростовского областного управления НКВД (Гордача, 8, на северном берегу Темерника, ныне турбаза «Каштан»). В его применении участвовал изобретший его д-р Г. Герц, исполнявший обязанности шефа ЗК-10 а13. Трупы детей и мужчин, расстрелянных в первую очередь, вывозили машинами в песчано-каменный карьер до середины дня 12 августа. Свидетели впоследствии показали, что еще через 2-3 дня после расстрелов слышали стоны заживо погребенных тяжело раненных людей в Змиевской балке.


    Змиевская балка - ямы
    Змиевская балка - ямы


    Уничтожение евреев производилось в котлованах песчано-каменного карьера (в трех рвах более 15 тыс. трупов) у северо-восточной окраины поселка, на окраине рощи питомника Ботанического сада (в 13-ти ямах в глиняном карьере более 10 тыс. трупов) восточнее поселка, а также на западной окраине рощи питомника (в 4-х ямах более 2 тыс. трупов) южнее поселка14. В первый же день было уничтожено более 13 тысяч евреев. Остальные были расстреляны ночью и на следующий день (вместе со всеми погибли и члены Совета старейшин). Некоторые евреи, поняв смысл проводившейся акции, кончали жизнь самоубийством. Вместе с евреями было уничтожено некоторое число членов их семей – неевреев, пожелавших разделить судьбу своих близких.


    В последующие дни (до середины сентября) полицейские с помощью бывших соседей ловили евреев, не явившихся на верную гибель, и уничтожали их (до 3-4 тысяч). Все же некоторым евреям удалось выбраться из города, но лишь очень немногие спаслись. Так, спаслись с помощью соседей (сначала спрятались, не явившись на регистрацию) Анна Шапиро с малолетними детьми (Валей и Любой), Яков и Берта Бенционовские (с дочерью Идой) и др. Сонина и ее 9-летняя дочь Римма, оставшиеся живыми при расстреле в Змиевской балке, выползли из-под трупов и скрылись из Ростова-на-Дону15.


    Партизаны отряда Югова (М.М. Трифонова)
    Партизаны отряда Югова (М.М. Трифонова)


    В Пролетарском районе и на Сельмаше действовал партизанский отряд М.М.Трифонова (кличка Д. Югов), активным бойцом которого была Нина Нейгоф (ее отец и брат-подросток были расстреляны оккупантами). В сентябре 1943 г. она погибла в Донецкой области во время десантной операции16.


  • Тюремный двор в Ростове после ухода немцев
    Тюремный двор в Ростове после ухода немцев

    Перед освобождением Ростова-на-Дону карательная айнзатцкоманда СД-Ц6 (во главе с оберштурмфюрерами СС В.Блюмбергом и А.Линдером) расстреляла 1154 заключенных городской тюрьмы. Среди них была и Г.Б.Часовникова (Житомирская) - мать троих малолетних детей, которая уцелела при массовом уничтожении евреев летом 1942 г., но была выдана одной из соседок в конце 1942 или в начале 1943 г17.


    В Змиевской балке во время оккупации расстреливали также подпольщиков, душевнобольных, частично военнопленных и др., среди которых были представители разных национальностей (в том числе нееврейские члены еврейских семей), но нет никаких сомнений, что среди погубленных здесь людей заметно преобладали евреи.


    Точное число уничтоженных в Ростове-на-Дону людей за время оккупации так и не было установлено. Неизвестно, сохранились ли книги регистрации евреев перед их уничтожением. Не найдены и окончательные донесения шефов ЗК-10 а, гестапо и СД, либо айнзацгруппы «Д» об акции в Ростове-на-Дону. Известно, что такие донесения после каждой акции аккуратно посылались в Берлин. По предварительным данным считается, что здесь было уничтожено более 27 тысяч человек, преимущественно евреев при общей численности всех погибших в Ростове-на-Дону свыше 40 тысяч человек (включая также замученных и погибших при бомбежках)18. Примерная численность захороненных трупов определялась с учетом размера ям и рвов, глубины и плотности заполнения их трупами, а также преобладания среди погибших стариков, женщин и детей. По оценке (1956 г.) ростовского раввина М.З. Ароновича среди погибших в Змиевской балке евреи составляли 90-95%.


    Газета Красная Звезда
    Газета Красная Звезда

    Обращает на себя внимание явное стремление преуменьшить число жертв в Ростове, характерное для политики тоталитарного режима в освещении результатов Великой Отечественной войны вообще. Так, в первом акте комиссии Ростова-на-Дону по учету ущерба и злодеяний немецко-фашистских захватчиков, составленном 17 февраля 1943 г. через три дня после освобождения города, число уничтоженных евреев в песчано-каменном карьере оценивалось в 15–18 тысяч человек19, а в более подробном акте комиссии при исполкоме Железнодорожного райсовета, но составленном 23 ноября 1943 г., принята уже минимальная оценка в 15 тысяч (но зато указано, что евреев расстреливали также на окраине рощи питомника Ботанического сада)20. Поэтому можно полагать, что принятые в последнем акте оценки и других впервые выявленных захоронений (о них говорилось выше) также минимальные. В связи с этим, возможно, следует говорить не о более 27 тысячах жертв, а о свыше 30-32 тысячах, преимущественно евреев.


    О стремлении преуменьшить число еврейских жертв свидетельствует и составленное в 1963 г. обвинительное заключение по делу Вейха и других граждан СССР – эсэсовцах ЗК-10 а, участвовавших в преступном уничтожении евреев Ростова-на-Дону и иных военных преступлениях. В нем говорится об уничтожении в Ростове-на-Дону только «нескольких тысяч советских граждан»21, хотя сотрудники КГБ, составлявшие его, точно знали, что здесь были убиты многие тысячи людей22.


    Следует отметить, что и многие зарубежные исследователи истории Холокоста23, не знавшие достоверно о количестве оставшихся в Ростове-на-Дону во время оккупации евреев, неверно оценили число жертв Холокоста 11–12 августа 1942 г. Они ошибочно приняли число евреев (2 000 чел.), зарегистрировавшихся на 1 августа 1942 г., за количество всех жертв Холокоста. Между тем, военнопленные, посланные копать могильные ямы в Змиевской балке 4–5 августа, вырыли по приказу эсэсовцев ямы и рвы, которые могли вместить намного большее число трупов, чем две тысячи.


    Ставшее известным донесение шефа секретной полиции и СД из оккупированных восточных территорий №16 от 14 августа 1942 г. было лишь предварительным. Об этом свидетельствует то, что после фразы о том, что на 1 августа пока зарегистрировано 2000 евреев, следует фраза о том, что «далее необходимо определить число евреев для их последующего уничтожения»24. Кроме того, в этом донесении отсутствует обычное для таких сообщений указание на то, что Ростов-на-Дону «свободен от евреев».


  • Только в одной из последних капитальной сводке о числе еврейских жертв национал-социализма в СССР Р. Герт25 указывает, что в Ростове-на-Дону в июле 1942 г. (путает время оккупации города со временем уничтожения евреев в августе) 18 тысяч евреев стали жертвой ЗК-10-а. Эта цифра соответствует сведениям, опубликованным в газете «Правда» 13 марта 1943 г. Однако его предположение о том, что руководитель СС и полиции на оккупированной территории юга СССР (на самом деле - только Украины) обергруппенфюрер СС Г.-А. Прюцман в своих донесениях Гиммлеру не сообщил об уничтожении евреев Ростова-на-Дону, вряд ли обосновано. Просто это донесение пока не обнаружено, возможно из-за того, что его послал генерал СС В. Биркамп, командир айнзатцгруппы «Д» (с июля 1942 г. располагался в Ростове-на-Дону, а с августа – в Ставрополе26), либо группенфюрер СС Г.Корземан – главный начальник СС и полиции зоны «Кавказ» (в нее входил и Ростов-на-Дону).


    Виновниками преступного уничтожения евреев в Ростове-на-Дону являлись генерал-майор Киттель – комендант города, оберштурмбанфюрер СС Г. Зецен (шеф Зондеркоманды СС 10 А), унтерштурмфюрер СС д-р Г. Герц – исполнявший обязанности шефа ЗК-10 а (располагалась в помещении областного управления милиции на ул. Красноармейской, 154), начальник айнзацгруппы «Д» генерал СС В. Биркамп; шефы тайной полиции «ГФП» Якобс и Шмидт, переводчик этой полиции А. Заславский; начальник Управления вспомогательной полиции В.А. Еремин, шеф гестапо Ростовской тюрьмы Швюэр, бургомистр города (главный бухгалтер пивзавода «Заря») прибалтийский немец Тикерпу (Тиккерпу?), начальник Ростовской тюрьмы Дахно, комендант тюрьмы оберштурмфюрер СС А. Линдер, его помощник Мирза, следователи городской вспомогательной полиции Иванов, С.П. Ильяшев, Леонов и др.27 Многие считали одним из главных организаторов уничтожения ростовских евреев доктора медицины оберштумбанфюрера СС (подполковника) Курта Кристмана (бывшего начальника гестапо Зальцбурга), шефа ЗК-10 а. Однако этот палач начал действовать лишь с 21 августа 1942 г. уже в Краснодаре.


    Многие евреи, пытавшиеся уклониться от регистрации и спрятаться, были выданы соседями. Несмотря на такую поддержку населением нацистских властей, в издаваемых ими газетах и после уничтожения евреев «еврейский вопрос» занимал ключевое место (юдофобские статьи большого объема не менее чем в трети номеров), а архиепископ Николай, сбежавший в 1943 г. вместе с немцами, произносил погромные проповеди28.


    В Ростове-на-Дону с августа 1942 г. по февраль 1943 г. выходила в среднем раз в 2 дня газета «Голос Ростова». Ее редакторами были В.Г. Простетов (в августе-сентябре 1942 г.), В. Попов (в октябре-середине декабря 1942 г.) и С. Усов (с середины декабря 1942 г. по февраль 1943 г.). В Таганроге под редакцией А.В.Кирсанова в декабре 1941 г.-августе 1943 г. выходила в среднем раз в 2-3 дня газета «Новое слово». Подобные газеты издавались оккупационными властями и в других местах Ростовской области: «Возрождение» (Миллерово), «Вольное Приазовье» (Азов), «Казачьи думы» (Каменск-Шахтинский), «Новочеркасский вестник» (Новочеркасск), «Шахтинский вестник» (Шахты).


    Митинг на улице 14.02.1943 в день освобождения города. На бронеавтомобиле зампредгорисполкома капитан 5-го гвардейского корпуса С.Р. Бруменский
    Митинг на улице 14.02.1943 в день освобождения города. На бронеавтомобиле зампредгорисполкома капитан 5-го гвардейского корпуса С.Р. Бруменский

    Ростов-на-Дону был освобожден 14 февраля 1943 г. А уже 17 февраля комиссия Ростова-на-Дону по учету ущерба и злодеяний немецко-фашистских захватчиков установила, что немецкий комендант города генерал-майор Киттель организовал массовое истребление евреев города29. Однако при публикации этого акта в газете «Правда» 13 марта 1943 г. через месяц после освобождения города, в нем говорилось уже не об уничтожении евреев (в остальном текст акта не был изменен), а о «массовом истреблении» неких мирных жителей города (о «мирных жителях», а не о евреях говорилось и при описании казни евреев Таганрога в октябре 1941 г. уже в Ноте В.М. Молотова от 27 апреля 1942 г.)30. Следовательно, уже в начале 1943 г. (если не раньше) руководство СССР проводило политику умолчания о еврейских жертвах Холокоста в СССР.


    В дальнейшем опробованная на Ростове-на-Дону (первом освобожденном от оккупантов городе СССР с относительно большой довоенной численностью евреев, занимавшем в РСФСР третье место после Москвы и Ленинграда) практика подачи информации о числе погибших во время Великой Отечественной войны евреев, при которой скрывалась правда о жертвах Холокоста31, использовалась и для сообщений о других городах (Харькове, Днепропетровске, Киеве, Минске и др.)32.


    Первый памятник
    Первый памятник

    Сразу после окончания войны на месте массового уничтожения евреев Ростова-на-Дону в Змиевской балке, находившейся тогда за северо-западной окраиной города, был установлен скромный стандартный памятник с фигурами двух солдат Советской Армии со знаменем33. Лишь 9 мая 1975 г. здесь был открыт мемориальный комплекс «Памяти жертв фашизма в Змиевской балке» (однако даже это название нигде в мемориале не зафиксировано). Он создан архитекторами Н.В. Аведиковым (руководитель группы), Н.Н. Нерсесьянцем, Р.А. Мурадяном и скульпторами Б.К. и Е.Ф. Лапко34.


    Мемориал производит сильное эмоциональное впечатление, но там долгое время, даже спустя более полувека, не было надписи, свидетельствующей о том, что именно здесь находятся останки жертв фашизма, в том числе многие тысячи евреев. Только в экспозиции маленького музея при мемориале (бывает открыт по дням памяти несколько раз в году) можно увидеть копии уже упоминавшихся актов, в которых говорится об уничтожении евреев Ростова-на-Дону.


  • Музей
    Музей

    Лишь в сентябре 2004 г. мэр Ростова-на-Дону, наконец, подписал постановление об установлении в этом мемориале мемориальной доски со следующей надписью: «11 – 12 августа 1942 года здесь было уничтожено нацистами более 27 тысяч евреев. Это самый крупный в России мемориал Холокоста».


    Только в Ростовской синагоге были установлены памятные доски (ныне сняты) с именами нескольких сотен погибших тогда (однако теперь, спустя более полвека после тех страшных событий, имена большинства жертв уже невозможно восстановить, хотя автору удалось установить около 1400 имен). Кроме того, имеется небольшой музей Холокоста при еврейской гимназии «Ор Авнер» (руководитель музея Л.Д. Мирошникова).


    На пункте сбора евреев Ленинского и Железнодорожного районов Ростова-на-Дону (ул. Б.Садовая, 44), откуда они отправились 11–12 августа 1942 г. на гибель, установлена памятная доска.


    Еврейская община Ростова-на-Дону понесла огромные потери. Ни в одном другом городе России не было уничтожено такое большое количество евреев, сопоставимое с числом жертв Бабьего Яра, Дробницкого Яра и других печально знаменитых мест. Такой вывод очевиден при сравнении с имеющимися данными по России, особенно по Смоленщине и Брянщине35.


    Змиевка - разрушения
    Змиевка - разрушения

    Созданный более 35 лет назад мемориальный комплекс требует благоустройства и создания мемориального парка с установкой памятных стел на территории бывшего песчано-каменного карьера, находящегося севернее существующего мемориала (но в пределах его охранной зоны), и развалин турбазы «Каштан», представляющих свалки мусора.


    Если во времена коммунистического господства с 1949 г. выносились официальные запреты организованного посещения евреями Змиевской балки, чтения поминальной молитвы в день гибели евреев, сбора денег на сооружение здесь памятника36, то в последние годы созданы благоприятные условия для посещения в день памяти Катастрофы (27 нисана), в день уничтожения ростовских евреев (11 августа) и другие памятные дни мемориального комплекса «Змиевская балка» и чтения поминальной молитвы.


    Мемориал Мемориал
    Мемориал

    К сожалению, и сейчас, спустя 68 лет после трагедии и 66 лет после окончания войны, приходиться признать, что непосредственные виновники уничтожения евреев в Ростове-на-Дону и в Ростовской области в своем большинстве смогли избежать судебной ответственности за свои преступления. Только немногие военные преступники (главные организаторы Холокоста), каратели и полицейские были найдены и осуждены37.


    Следует сказать, что евреи Ростовской обл. выступали в истории Катастрофы не только в качестве жертв. В немногочисленных партизанских отрядах состояли и евреи (о партизанском отряде в Ростове-на-Дону упоминалось выше). Так, в районе Зернограда в августе 1942 г. – феврале 1943 г. действовала группа (3-4 чел.) под командованием члена ВКП (б) Израиля Матвеевича Гринмана (прикрывался документами совхозного кузнеца Горобца). Партизанская группа сожгла мельницу, взорвала мост, подорвала автомашину, убила немецкого офицера. В состав партизанского отряда Селивановского района (общей численностью 49 чел.) входили 39-летний командир взвода Вениамин Иосифович Сафронов (секретарь партбюро мясосовхоза) и 24-летняя комсомолка, лекпом отряда Ася Соломоновна Миллер (врач райздрава). Однако в большинстве партизанских отрядов евреев не было. Некоторое количество евреев смогло выдать себя за русских или лиц других национальностей, поэтому попало в число заключенных трудовых или обычных концентрационных лагерей и благодаря этому спаслось. Такие случаи описаны ростовчанами А.К.Мацановым и Г.Г.Бауманом38.


    На Донской земле были Праведники народов Мира, которых было, к сожалению, намного меньше тех, кто отказался помочь евреям или выдавал их. Эти люди, рискуя своей жизнью и жизнью своих родных, спасли евреев. Таким человеком была жительница Таганрога Анна Михайловна Покровская, которая спасла еврейского мальчика Володю Кобрина (его родители были уничтожены) и ленинградку Тамару Наумовну Арнсон.


  • В августе 1942 г. в оккупированном Ростове-на-Дону соседка семьи Ревекки Аксель (с четырьмя малолетними сыновьями), жившей на ул. Баумана, 58 и погибшей в Змиевской балке, Александра Ивановна Вяжевич (1905-1907 гг. рождения, происходившая из казаков), смогла спасти родную сестру Ревекки Лию Самуиловну Перцеву и двенадцатилетнюю дочь последней Валю, которые жили на ул. Баумана, 43. Шура Вяжевич работала в управлении бургомистра города, поэтому сумела оформить Перцевой новый паспорт на имя Елены Семеновны, русской по национальности. Поскольку оставаться в городе было нельзя (соседи угрожали выдать), Лия и Валя пешком ушли в Краснодарский край, преодолев немецкие посты. После освобождения Ростова-на-Дону они вернулись. К сожалению, ныне уже нет в живых ни Вяжевич, ни спасенных ею еврейских женщин, поэтому невозможно узнать подробности этой истории, о которой рассказал племянник Л.С.Перцевой (сын Ревекки) В.А.Аксель, прошедший войну в армии. Говорят, что А.И.Вяжевич спасла не только Перцевых, но и других евреев (но конкретные сведения не установлены), рискуя своей жизнью и жизнью дочери39.


    Когда началась Великая Отечественная война, семья Веселых проживала в Ростове-на-Дону по пр. Соколова в доме № 16, при станции Скорой помощи. Глава семьи, Наум Яковлевич, работал шофером на этой станции, его жена Неся Лазаревна (31 лет) - здесь же медсестрой. С ними жила и свекровь Анна (Ханна) Зиселевна Веселая (57 лет). В семье росли две дочери – Белла (1932 г.р.) и Светлана (1938 г.р.). Вскоре после начала войны Н.Я. Веселый, которому было тогда около 40 лет, записался в Ростовский полк народного ополчения и отправился на фронт.


    Когда в июле 1942 г. Ростов-на-Дону был повторно оккупирован и было объявлено о сборе евреев 11 августа якобы для переселения их в безопасное место, Н.Л. Веселая, узнав от немецкого офицера о предстоящем полном уничтожении евреев, скрылась с дочками недалеко от х. Кагальник. Она сохранила из всех документов лишь справку на имя Н.Л. Веселой. Будучи светловолосой и сероглазой шатенкой (такими были и ее дочери), она выдала себя за украинку Надежду Львовну (повесила себе и детям на шею крестики, старшую дочь стала называть Галиной). Свекровь - с больным сердцем и астмой - осталась в ростовской больнице, якобы как найденная на улице без документов с сердечным приступом. Вскоре она тоже перебралась к ним под Кагальник, но вызвала подозрение в еврейском происхождении из-за специфической внешности и акцента. Кто-то из соседей донес. Поэтому они были арестованы, в тюрьме свекровь в первую же ночь умерла до каких-либо допросов, а Н.Л. Веселая и дети доставлены в Ростов-на-Дону.


    Немецкие власти освободили ее на три дня, чтобы она нашла свидетелей, видевших ее подлинные документы, подтверждающие украинскую национальность (она утверждала, что дом, в котором она жила, был уничтожен, и документы не сохранились). Не надеясь спастись, она обратилась к знакомому врачу-гинекологу центральной городской больницы Людмиле Иосифовне Назаревич с просьбой спасти ее детей. Однако последняя и ее смертельно больная раком пациентка Маруся, рискуя жизнью, подтвердили немецким офицерам, что знают много лет Н.Л. Веселую как украинку, участвовали в крещении ее детей. Свидетельство Л.И. Назаревич вызвало большое доверие еще и из-за ее дворянского происхождения «из бывших» (дочь главного бухгалтера Азово-Донского банка, одного из крупнейших в России). Так Н.Л. Веселая и дети спаслись, получив официальную справку. Поэтому они смогли вернуться под Кагальник и там дождались освобождения Азовского района от немецкой оккупации в феврале 1943 г.


    Что касается Л.И.Назаревич, то с ней Н.Л.Веселая и ее дети поддерживали теплые отношения до самой ее смерти, сохранив память о своей спасительнице. Жизнь Л.И.Назаревич (1892-1975?) долгое время складывалась непросто, поскольку во время оккупации Ростова она работала в больнице, что расценивалось, как «пособничество врагу». То, что она лечила и спасала своих земляков, в расчет не принималось. Ныне уже нет в живых ни Л.И.Назаревич, ни Н.Я. и Н.Л.Веселых (как и Г.Н.Веселой), однако их потомки сохранили благодарную память о своем спасении этой Праведницей народов Мира, рассказав свою историю40.


    М.А. Гонтмахер рассказал об участии воинов-евреев в обороне Ростовской области и Ростова-на-Дону в 1941-1942 гг. (особенно интересны сведения о подвигах Героя Советского Союза Ц.Л. Куникова), а также – в освобождении области в 1943 г. Им впервые составлены списки воинов-евреев, призванных в Ростовской области и погибших на фронтах Великой Отечественной войны (к сожалению, весьма неполные)41.


    Постараемся же сохранить память об этих жертвах, чтобы они не оказались напрасными. Ожидается, что мемориальный комплекс «Змиевская балка» будет признан памятником федерального значения. Будем надеяться, что территория мемориала (особенно на площади песчано-каменного карьера) будет благоустроена.


    Нерешенными остаются следующие вопросы: поиск и анализ пока не найденных донесений об уничтожении евреев Ростова-на-Дону, определение количества эвакуированных евреев в 1941 г., сведения о числе зарегистрированных евреев 11 августа 1942 г. (велись до сих пор не найденные книги регистрации).


    После освобождения в 1943 г. Ростова-на-Дону в него начали возвращаться евреи, находившиеся в эвакуации и в действующей армии. Многие из них хотели посещать синагогу, здание которой (по пер. Газетному, 22) было очень сильно повреждено в 1942 г. Остатки стен еще стояли, но были непригодны для использования. Поэтому руководство еврейской религиозной общины (РЕРО) в лице председателя В.Д. Липковича, его заместителя М.И. Шермана и казначея Г.Е. Веврика неоднократно, начиная с начала 1944 г., обращалось в горисполком, облисполком и другие инстанции с просьбой вернуть общине здание Солдатской синагоги (пер. Газетный, 14), отобранное еще в 1935 г. Лишь после поездки делегации РЕРО в Москву облисполком в ноябре 1944 г. решил передать РЕРО большой зал и две комнаты (литер А) в здании Солдатской синагоги, оставив подвальное помещение литер А и всю восточную часть (литер В) по ул. Тургеневской, 82, за кукольным комбинатом.


  • Лишь в декабре 1944 г. Уполномоченный Совета по делам религиозных культов (СПДРК) по Ростовской обл. Байков зарегистрировал РЕРО во главе с раввином Меером Зеселовичем Ароновичем. Но и после этого он сомневался в правомерности регистрации, поскольку у раввина отсутствует свидетельство вышестоящего еврейского религиозного центра, который у евреев, как известно, не существует.


    Ростовская синагога в советское время
    Ростовская синагога в советское время

    В марте 1945 г. крыша и перекрытия здания Ремесленной синагоги рухнули, и стала несомненной невозможность ее ремонта. После этого, 29 мая 1945 г., СПДРК при СНК СССР принял решение удовлетворить ходатайство РЕРО и обязал горисполком заключить с РЕРО договор о передаче части здания Солдатской синагоги в бессрочное и бесплатное пользование. При этом подчеркивалось, что здание является собственностью народа, а не РЕРО. Далее происходила длительная борьба за реальную передачу здания РЕРО, за возвращение восточной части здания (литер В) и подвального помещения литер А, за получение мацы, за установку памятника жертвам Холокоста42 и др. Многие из оказывавших содействие в ремонте и деятельности синагоги преследовались (аресты, высылки из города, увольнения и т.п.).






    Е.В. Мовшович


    ПРИМЕЧАНИЯ


    1. Всесоюзная перепись населения 1939 года. Основные итоги. М.: Наука, 1992. С. 24, 64.


    2. Для оценки масштабов эвакуации были использованы рассказы очевидцев (к ним относится и автор), а также машинописный отчет «Опыт работы Северо-Кавказской ж.д. в период В.О.В.». Машинописный отчет. 1946 г. Т. 1. 504 л. Т. II. 501 л. Научно-техническая библиотека Северо-Кавказской железной дороги.


    3. Вдовин М.А. Ростов-город, Ростов-Дон. - Ростов-на-Дону: Ростиздат, 1999 . С. 105, 113, 130, 139 – 140. ЦДНИРО, Ф. 3, оп. 2, д.26. Л.16 – 17.


    4. ЦДНИРО, Ф. 3, оп. 1, д. 4. Л. 10 – 17, 26 об – 27об; оп. 2, д. 37. Л.180.


    5. Вдовин М.А. Еще раз о «втором разрушении града»//«Приазовский край», 30.10.1997, № 43. Л. 6.


    6. Архив Яд Вашем, Ф. М.33, д. 569 (Докладная записка зам. нач. СО НКВД Южного фронта капитана Мордовец начальнику Политуправления Южного фронта 5 марта 1942 г.). Степаненко П. Что происходит в Киеве// «Молот», 1942, 21 декабря, № 298, С. 2. Без автора. Под пятой Гитлера. Что происходит в Таганроге//«Молот», 1941, 21 декабря, № 302. С. 2. Ватин Вл. Что происходит в Таганроге. Рассказы жителей, вырвавшихся из фашистского ада//»Молот», 1942, 29 января, № 24. С. 2.


    7. Опыт работы Северо-Кавказской ж.-д. в период В.О.В. Техническая библиотека Северо-Кавказской ж.д., 1946. Т. П. 501 л.


    8. The einsatzgruppen reports. Selection from the Disptches of the Nazi Death Squads’ Campaing Against the Jews July 1941 – January 1943. New York: Holocaust Librar, 1989. P. 358.


    9. Черная книга: о злодейском повсеместном убийстве евреев немецко-фашистскими захватчиками во временно оккупированных районах Советского Союза и в лагерях Польши во время войны 1941-1945 гг.//Под ред. В. Гроссмана и И. Эренбурга. Вильнюс: ЙАД, 1993. С. 194 – 196. Государственный архив Ростовской области (Далее ГАРО), Ф. Р-3613, оп. 1, д. 2. Л. 2.


    10. The Einsatzgruppen reports…P. 358.


    11. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 6. Л. 1 – 13; д. 30. Л. 7 – 10. Черная книга…С. 194 – 196.


    12. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 2. Л. 2; д. 3. Л. 5; д.6. Л. 1 – 3 д. 30. Л. 7 – 10. Архив Яд Вашем, Ф. Р-21/11, д. 11, 11.3, 15. Письма Н.И. Маклерова и Л.И. Назаревич. Черная книга…С. 194 – 196.


    13. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 16 а. Л. 16; д. 17 а. Л. 17. ЦДНИРО, Ф. 1886, оп. 1, д. 22. Л. 85. Гинзбург Л.В. Бездна: Повествование, основанное на документах. М.: Сов. писатель, 1985. С. 89 – 91. Свои впечатления о ростовских пунктах сбора евреев (в 1942 г.) и условиях оккупации описали в автобиографических повестях: О.А. Афанасьев. Пережить конец света//Ковчег. У1. Ростов-на-Дону, 2005. С. 47. В.Н. Семин. Ласточка-Звездочка//Семин В.Н. Семеро в одном доме. Повести. Ростов-на-Дону: Рост. Книж. изд-во, 1989. С. 231-236. Ю. Хапланова. Прошлое//Ковчег. III. Ростов-на-Дону, 2002. С. 231 – 233, 250.


    14. ГАРО, Ф. Р-3613. оп. 1, д. 30. Л. 7 – 10. Мовшович Е.В. Холокост в Ростовской области: уничтожение евреев на Нижнем Дону и в Восточном Приазовье//Донской временник 2002. Ростов-на-Дону: Донской издательский дом, 2001. С. 81 – 85.


    15. Личные сообщения Е.Г. Вакуловой и Е.В. Яшковой (Кубликовой). Болотова А. «Это она меня спасла…»//«Шма» (Ростов-на-Дону), 8.04-11.05.2001, № 6 (27). С. 6.


    16. ЦДНИРО, Ф. 3, оп. 3, д. 21. Л. 76, 89.


    17. Личное сообщение Т.Ю. Ватиной.


    18. ГАРО, Ф. Р.-3613, оп. 1, д. 2. Л. 1 – 7; д. 6. Л. 1 – 3; д. 30. Л. 7 – 10. Борохова И.М. Документы обвиняют//Информационный сб., № 22-Военно-исторический. Ростов-на-Дону: Северо-Кавказский военный округ, 1963. С. 62 – 67. Книга памяти. Павшим в Великой Отечественной войне: Российская Федерация, Ростовская область. Т. 13. Ростов-на-Дону, 1996. С. 5. Материалы регистрационного дела № 29 Еврейская синагога (Газетный пер., 14) Уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по Ростовской обл., т. 1. Листы 158-159.


    19. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 30. Л. 2 об; д. 441. Л. 1-8; д. 450. Л. 8 – 9.


    20. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 30. Л. 7 – 10.


    21. Гинзбург Л.В. Бездна…С. 93 – 94.


    22. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 2. Л. 1 – 9; д. 6. Л. 1 – 3.


    23. Encyclopedia of Holocaust/ Ed. By I.Gilman. New York-London: Collier Macmillan publ., 1990. T. 3. P. 1306; Enzyclopadia des Holocaust/Haupthrag. I. Gutman. Berlin: Argon, 1993. Bd. 2. S. 1242 – 1243.


    24. The einsatzgruppen reports…P. 358.


    25. Robel Gert “Sowjetunion”//Dimension des Volkermords: Die Zahl der judischen Opfer des Nazionalsozialismus/Hrsg. W. Benz. Munchen: R. Oldenbourg Verlag, 1991. S. 548.


    26. Альтман И.А. Жертвы ненависти. Холокост в СССР (1941 – 1945 гг.). М.: Фонд «Ковчег», 2002. С. 276.


    27. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 2. Л. 14 об; д. 446. Л. 8 – 9.


    28. Архив Яд Вашем. Ф. Р-21/11, д. 11, 11.3, 15. Письма Н.И. Маклерова и Л.И. Назаревич.


    29. ГАРО, Ф. Р-3616, оп. 1, д. 30. Л. 2 об; д. 441. Л. 1 – 8; д. 450. Л. 8 – 9.


    30. Зверства немецко-фашистских людоедов. Акт //«Правда», 1943, 13 марта, № 70. Л. 3. Молотов В.М. Нота НКИД…С. 3.


    31. Мовшович Е.В. Холокост в Ростове// «Яхад» (Ростов-на-Дону), апрель 1999, № 3/17. Л. 3. Мовшович Е.В. Холокост…С. 81 – 85.


    32. Безыменский Л. Информация по советски//Знамя, 1998,№ 5. С. 191 – 199.


    33. «Яхад»(Ростов-на-Дону), август 1997, № 6. Л. 2.


    34. Андрианов В.И., Терещенко А.Г. Памятники Дона. Рассказ о памятных местах Ростовской области. Ростов-на-Дону: Ростовское книжн. Изд-во, 1981. С. 130 – 131; Ростов-на-Дону. Мемориал в Змиевской балке/Фото В. Иванова//Ростов-на-Дону: 12 открыток. М.: Планета, 1986.


    35. Альтман И.А. Жертвы ненависти. Холокост в СССР (1941 – 1945 гг.). М.: Фонд «Ковчег», 2002. 543 с. Уничтожение евреев Смоленщины и Брянщины/Публикация А.И. Круглова//Вестник еврейского университета в Москве, 1994, № 3/7. С. 195, 201.


    36. ГАРО, Ф. Р-4173, оп. 1, д. 10. Л. 6, а также переписка в фонде уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СМ СССР за 1952 – 1957 гг.


    37. Вдовин М.А. «Ростов-город, Ростов-Дон». С. 114, 139. Гинзбург Л.В. Бездна…С. 93. Die einsatzgruppen…S.. 103 – 104.


    38. ЦДНИРО, Ф. 3, оп. 1, д. 1. Л. 51 – 52; д. 11. Л. 133 – 136. Мацанов А.К. Ave, Мария//Под небом, где грустит шофар. Ростов-на-Дону: Орбита, 1999. С. 8 – 84 (описана история двоюродной сестры автора Марлены Исааковны Шварц, 1926 г. р., эвакуированной из Одессы). Бауман Г.Г. Памятные годы//О чем не говорилось в сводках. М.: Госполитиздат, 1962. С. 221 – 233.


    39. Мовшович Е. В Ростове тоже были Праведники Мира//«Шма» (Ростов-на-Дону), март 2003, № 38. С.5. Отерштейн Т. Евреи Таганрога…С.85. «Кто спас одного человека, тот спас весь мир»// «Шма» (Ростов-на-Дону), 25.12.1998-23.02.1999, № 6 (6). С. 1. Личное сообщение В.А. Акселя.


    40. Личные сообщения И.Н. Калабуховой и С.Н. Овчинниковой (Веселой).


    41. Гонтмахер М.А. Евреи на донской земле. История. Факты. Биографии. Ростов-на-Дону: Ростиздат, 1999. С. 197-199,201-203, 209-252.


    42. Материалы регистрационного дела № 29 Еврейская синагога (Газетный пер., 14) Уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по Ростовской обл.