Статьи / Свидетельства / Юрий Калугин: "Если не я, то кто? – это чувство побудило меня снова взяться за тему Змиевской балки".:


    "Когда 12 августа 2012 года я поехал на Змиевскую балку, я увидел колонну идущих людей. Мне трудно было их посчитать, но это была такая лента, которая извивалась далеко-далеко. Мне показалось, что там было значительно больше тысячи людей, хотя все называли цифру 1000. Я не считал, я говорю только о своем впечатлении. На меня это произвело очень сильное впечатление - по той причине, что когда 20 лет назад я снимал фильм «Свободно от евреев», за весь день 12 августа 1992 года на Мемориал пришла одна женщина. Потом приехала группа евреев, которых я по сути дела заставил приехать. Была отслужена молитва, всё было сделано по-доброму. Но то, что произошло через 20 лет, конечно, на меня произвело огромное впечатление. Притом я понимаю, что это была большая организация, что люди готовились, что была проделана большая подготовительная работа. Потому что для того, чтобы люди могли пройти, нужно было получить разрешение мэрии, нужно было договориться с полицией. Но пройти более двух километров колоне, в которой было много пожилых людей… Это я называю - «Поступок» с большой буквы.


    И уже тогда у меня возникло ощущение того, что нужно делать новую картину. Но я очень боюсь этих вещей - когда приходится "дважды входить в одну и ту же воду". Потому что в первой картине были собраны уникальные материалы, и практически всё уже было сказано. И для того чтобы делать вторую картину, нужен был какой-то очень мощный толчок. Хотя то, о чем я сказал, было большим толчком - всё же мне этого было мало. Но когда я в очередной раз убедился, что Вечный огонь загорается только по большим событиям, когда узнал о том, что развернули судебные дела по поводу мемориальной доски, когда я узнал о том, что снова поднял голову в определенной степени антисемитизм, я понял, что эта тема вечна, и я не могу остаться в стороне.


    Я очень часто вспоминаю выражение, которым толкали меня на различные работы. Это замечательные слова: если не я, то кто? Вот это чувство – если не я, то кто? – побудило меня взяться за эту тему снова. Конечно, я не собираюсь встревать в полемику, выяснять отношения правоты администрации, оценивать правильность точек зрения, хотя я об этом буду говорить в картине. Потому что нужно понимать одно – администраторы приходят и уходят, и чиновники, после того как лишаются своих мест, исчезают навсегда. А трагедия Змиевки вечна. Если мы нормальные люди, имеющие честь и совесть, то мы не имеем права забывать об этом никогда. Поэтому главное чувство, которое толкало меня в этой работе, - это чувство боли. Боли за то, что много равнодушия, много безразличия и цинизма. И это грустно и больно.


    И вот поэтому мне и захотелось снова сделать такую картину, снова окунуться в эту беду. Это очень тяжело. Это тяжело психологически, это тяжело физически, и это тяжело нравственно - потому что всё, о чем я в этой картине буду рассказывать, я всё должен пропустил через себя. И по-другому ее сделать невозможно. Потому что 27 тысяч погубленных жизней никуда не уйдут. Да, есть знаменитая формула, что миллионы убитых – это статистика, а каждый убитый человек – это конкретная судьба. Когда я делал картину, было известно 15-16 фамилий, а сейчас в синагоге восстановили более 2600 фамилий, и нашли уже более трех десятков фотографий. И я думаю, что этот поиск не остановится, он будет продолжаться. Это святое дело. И, всё же, это только 10%. Это только малюсенькая частица того, что случилось. Но это очень нужно. Нужно потому, что за массой, за тысячами надо понимать чувства отдельных людей. Вот это чувство отдельных людей для меня очень важно, поэтому я и разыскивал свидетелей. Я снимал людей, которые болеют за всё это, для которых не забывать об этой трагедии является, быть может, основным смыслом их жизни, чтобы этот памятник никогда не исчез.


    Я надеюсь, что нам удастся всё это сделать. А сейчас мы только в начале пути. Это очень трудный путь. И сейчас я себе с трудом представляю, как я его буду завершать, этот путь. Но я надеюсь, что нам удастся справиться.


    Предваряя свою поездку в Израиль, я подготовил радиообращение. Его записали и уже передали в Израиль. Пока я еще не получил информации о его трансляции, но, думаю, что 27 января оно должно было пройти по частному каналу. Потом это радиообращение должно будет пройти и по государственному каналу на русском языке. Смысл этого обращения состоит в том, что я хочу собрать ростовчан, которые эмигрировали в Израиль. Я хочу собрать их, и предварительная договоренность такая уже есть с "Яд Ва Шем". Возможно, я им покажу свой первый фильм. Я подозреваю, что они могли его не видеть. И сделаю черновик второго фильма. Собственно говоря, не сам фильм, а события 12 августа 2012 года. Чтобы они увидели свой город, увидели то, что происходит. Кроме всего прочего, я надеюсь, что у этих людей тоже сохранились следы, связанные со Змиевкой - может, фотографии, может, воспоминания близких, старших, которые рассказывали им о том, что произошло в Змиевке. Мне кажется, это очень поможет фильму с одной стороны, а с другой стороны - для меня это ситуация, которую я, по сути дела, придумал, и надеюсь ее воплотить. В чем заключается ее смысл? Те евреи, которые вышли из Ростова, как бы ни пытались даже иногда защитить себя, никогда не смогут утратить память об этой трагедии. И хотя они уже граждане Израиля, но они всё равно ростовчане. И евреи Ростова, и ростовские евреи в Израиле – это одна большая семья. Вот это чувство единства для меня очень важно. Я хотел бы, чтобы эта встреча состоялась. Если это получится - это будет очень важная окраска для картины.


    Мой первый фильм «Свободно от евреев» не показывали по центральным каналам, хотя он прошел неоднократно по ростовскому телевидению. И я с ним выступал и в Ленинграде - тогда еще Ленинграде, затем в Санкт-Петербурге. Но это было всё - с помощью еврейских общин. Возможность показа будущего фильма по центральным каналам сейчас я затрудняюсь оценить, потому что всё зависит от политики, власти. Но, как я чувствую, власть не очень заинтересована разговаривать на тему геноцида. Есть, наверное, этому многие причины, но я не хотел бы в них сейчас углубляться. Однако, я убежден наверняка, что эта картина окажется в Израиле и будет в коллекции "Яд Ва Шем". Кроме всего прочего, я надеюсь, мы проведем достаточное количество встреч, чтобы выяснить общественное мнение. И здесь дело даже не в количестве зрителей, здесь дело в отношении к этому всему, что мы делаем.


    В настоящий момент есть не так много людей, которые болеют за то, чтобы наша работа получилась. Ну, конечно, естественно, это ростовские евреи. Конечно, это синагога, Ростовская еврейская религиозная община. Конечно, это архивариус общины Владимир Николаевич Ракша, который оказывал мне гигантскую помощь. Конечно, это поддержка Юрия Анатольевича Домбровского – человека, который, собственно, и является вдохновителем всей этой работы. Есть немного русских, которые понимают свой долг. Но, в общем, это не такое уж большое количество людей. Но зато это люди, которые искренне хотят, чтобы этот фильм с рабочим названием "Свободно от евреев. 20 лет спустя" получился".


    1 февраля 2013 г.
    Вопросы задавал В. Ракша