Статьи / Исследования/Статьи / Мы живы, и будем жить! :



    Это шествие было названо «Маршем живых». От ростовского зоопарка до мемориала в Змиевской балке про­шла колонна людей, приехавших из 13 стран мира: Беларуси, Великобрита­нии, Германии, Израиля, Латвии, Мол­довы, России, США, Украины, Фин­ляндии, Франции, Швейцарии, Эсто­нии. Это известные общественные и религиозные деятели, дипломаты, деятели культуры и искусства, пред­ставители национальных общин, уце­левшие жертвы Холокоста, свидетели и очевидцы трагедии, педагоги и уче­ники ростовских школ, просто жители нашего города.

    Организаторы мемориального тор­жества предлагали всем собравшимся черные повязки с желтой звездой, ка­кие были на тех людях, что шли дорогой смерти в такой же августовский день. За повязками подходили знакомые мне русские, и армяне, и украинцы…

    Все стали живой подковой у па­мятника жертвам фашизма. Здесь, в котловане, который немцы заставили рыть пленных красноармейцев, уби­вали невинных стариков, женщин, ре­бятишек. Не во время армейской опе­рации, не в атаке, не в партизанском сражении, не в схватке с участниками подполья. Убивали ни за что. За несо­ответствие арийским стандартам. И пленные полегли рядом.

    Траурная церемония была посвя­щена этим людям, жертвам фашизма. Бойцы военного гарнизона возложили цветочную гирлянду к подножию па­мятника. Звучали слова, похожие на клятву: не забудем, не простим, не позволим повториться… К вечному огню легли цве­ты и камни. Поминальные молитвы на русском и иврите завершали траурную церемонию. А венчал этот день памяти и скорби вечер-реквием в Моло­дежном театре. Ожидаемый приезд Евгения Евту­шенко, к сожалению, не случился из-за состояния его здоровья, но поэт прислал видеописьмо и про­чел свой знаменитый «Бабий Яр», публикация ко­торого в «Литературной газете» была в свое время подвигом и автора, и редакторов.

    Президент фонда «Холокост», член Обществен­ной палаты РФ Алла Гербер сказала, что чудовищ­ный план Гитлера по уничтожению всех евреев на земле, несмотря на неисчислимые жертвы, был со­рван. «Такой мы народ. Мы живы и будем жить!»

    В программе мемориальных мероприятий были международная научная конференция «История Холокоста на Северном Кавказе» и кинофорум фильмов о нем. Их организаторы — администра­ция Ростова, Федерация еврейских общин Рос­сии, Российский еврейский конгресс, научно-просветительный центр и фонд «Холокост», Ростов­ская еврейская религиозная община при поддержке и участии Южного научного центра РАН, Донской государственной публичной библиотеки, Южного Федерального университета, Распределительного комитета «Джойнт», Благотворительных фондов «Хесед Шолом Бер» и «Семейный центр «Ацмаут», гимназии «Ор Авнер».

    Среди организаторов и участников памятных мероприятий следует назвать руководителя де­партамента внешних связей Федерации еврей­ских общин России Боруха Горина, президента Российского еврейского конгресса Юрия Канне­ра, временного поверенного Посольства Израиль в России Рои Розенблита, профессора Российского государственного гуманитарного университета, сопредседателя научно-просветительного центра «Холокост» Илью Альтмана, профессора, лауреа­та Государственной премии СССР, руководителя инициативной группы Юга России «Вернуть до­стоинство» Юрия Домбровского, старшего пре­подавателя ЮФУ, представителя фонда и центра «Холокост» в Ростове Сергея Шпагина.

    Специально для участия в мемориальных меро­приятиях в Ростов приехал высокий гость — рав Исраэль Меир Лау, главный раввин Израиля с 1993 по 2003 годы, ныне главный раввин Тель-Авива и председатель Попечительского совета Мемориаль­ного комплекса «Яд-Вашем». Он вышел на сцену Мо­лодежного театра вместе с двумя дочерьми Федора Михайличенко, своего спасителя. Рав Лау попал в Бухенвальд семилетним мальчиком. Родителей его тут же расстреляли, старшего брата пока отправи­ли на тяжелые работы, а Меира, как мог, оберегал, лечил, подкармливал 16-летний ростовчанин Федор. Когда же Красная Армия освободила узников Бу­хенвальда, Федор настойчиво звал мальчика с собой в Ростов. Но старший брат Меира, которому тоже посчастливилось выжить, намерен был выполнить завещание отца и ехать в Палестину.

    Много лет рав Лау пытался разыскать Федора, да не знал его фамилии, и только тогда, когда стали из­вестны имена всех узников концлагеря, он связался с Ростовом, но человека, которому он обязан жиз­нью, в живых уже не было. Дочерей Ф. Михайличен­ко Елену и Юлию он пригласил к себе, в Израиль, а теперь, в Ростове, им устроили отдельную встречу в синагоге, и все вместе посетили могилу Праведника народов мира — такое посмерт­ное звание носит Федор Федоро­вич Михайличенко.

    Огромное впечатление на участников конференции про­извели встречи с людьми, пережившими Холокост: малолетним узником фашистской тюрьмы Танхой Отерштейном из Таганрога и бывшим ростовчани­ном Яковом Крутом, чудом спасшимся от гибели в Змиевской балке и попавшим в мини-гетто в ку­банскую станицу. Сегодня он живет в Ашкелоне.

    Доклады и сообщения ученых: историков, куль­турологов, архивистов, текстологов — открывали новые страницы Холокоста, содержа бесценные сведения о событиях и людях. Письма, дневнико­вые записи, свидетельства очевидцев с неопровер­жимой силой вновь и вновь указывают и на мас­штаб трагедии, и на мужество людей, выстоявших в нечеловеческих условиях.

    Большой интерес вызвали доклады по проблемам Холокоста директора Европейского центра Симо­на Визенталя доктора Шимона Самуэльса (Париж, Франция), руководителя международной школы Ин­ститута Катастрофы и героизма «Яд-Вашем» Ирит Абрамски (этот доклад был основан, в том числе, на истории ее родных и близких), Семена Черно­го (НИПЦ «Мемориал», Москва), профессора ЮФУ Евгения Мовшовича (Ростов), докторанта Центра изучения Холокоста и геноцида Стенли Бартона Кристины Винклер (Великобритания-Германия), докторанта университета Хайфы Татьяны Блюмен­фельд (Израиль).

    Отдельная глава Холокоста — праведники, ри­сковавшие жизнью не только собственной, но и всей своей семьи. Подчас это безвестные герои. В одном из докладов содержалась история о том, как несколько человек успели перехватить у супруже­ской пары, идущей в смертной колонне, четверых малолетних детей. Кто эти бесстрашные люди, вряд ли теперь удастся установить. Впрочем, семей­ные предания хранят такие истории, и они могут всплыть, если такая память окажется востребован­ной. Вот и я не­давно, говоря на эту тему со своей хорошей знако­мой, неожиданно узнала, что ее ба­бушка в дни пер­вой немецкой ок­купации Ростова прятала еврейско­го мальчика.

    Исследовате­ли сходились на том, что многие события и факты требуют уточнений. В частности, число погибших, указанное в мемориальных досках Петрушиной бал­ки за Таганрогом, опровергается архивными дан­ными. Нередко, казалось бы, известная тема ста­новится предметом пристального внимания и спе­циалистов, и общественности ввиду новых находок и свидетельств. И они были представлены на этой конференции. Масштабные научные разработки и исследования придали представительному форуму действительно международный уровень.

    Один из дней конференции был целиком по­священ человеку с мировым именем, знаменитому психотерапевту Сабине Шпильрейн, ученице Юнга и Фрейда. Ростовчанка, многие годы работавшая в Швейцарии (недолго в Германии и Австрии) и сни­скавшая подлинную славу как ученый, она верну­лась в Россию в 20-х годах. Вторая мировая застала ее в Ростове. Пережив гибель отца и трех братьев, репрессированных сталинским режимом, она подо­шла к последней черте жарким августовским днем 42-го года, навек оставшись в Змиевской балке вме­сте с двумя дочерьми.

    Доклад, содержащий исследование жизни и на­следия Сабины Шпильрейн представила доктор фи­лософии, писатель, психоаналитик Сабина Рихебе­хер (Швейцария), автор книги «Сабина Шпильрейн. Почти жестокая любовь к науке». Русский перевод ее впервые был обнародован на конференции. Впервые для ее участников демонстрировали и фильм «Меня звали Сабина Шпильрейн», звучащий по-немецки с английскими субтитрами и живым переводом, что называется, с листа. Фильм этот документальный, с элементами художественного кино.

    Кинофорум включал также ленту Григория Илуг­дина «Соло для одиноких сов» — о Рауле Валленберге, судьба которого на протяжении многих десятилетий продолжает оставаться загадочной. Это редкостная фигура, герой-одиночка, спасший, по одним сведе­ниям — 30, по другим — до 100 тысяч евреев.

    Кажется, из множества источников: книг, филь­мов, исторических публикаций — мы знаем об Освенциме все. Тем не менее фильм Алексея Ши­шова и Елены Якович «Мир по­сле Освенцима» повергает в шок жесткой системой доказательств, свидетельствами злодеяний. Ми­лый польский город Освенцим до войны мало кто знал. А теперь это имя воспринимается как символ мрака и ужаса. Освенцим состоял из шести лагерей, самый страшный из которых — Бирке­нау (прежняя польская Бжезин­ка) — должен был выполнить за­дачу «окончательного решения еврейского вопроса».

    И, наконец, снятый 20 лет на­зад на «Донтелефильме» Юрием Калугиным «Judenfrei». Свободно от евреев», был и сейчас актуа­лен. Я видела его тогда и пони­мала, что это тоже гражданский и профессиональный подвиг его создателей. Нынче режиссер рас­сказывал, как стоял с камерой целый день на склоне Змиевки, а пришла туда только одна женщи­на с камешками и цветами, и он снял ее издали.

    Теперь каждый год 11 и 12 августа сюда приезжают ростов­чане, а каждые пять лет съезжа­ются люди отовсюду, подтверж­дая свою неостывающую память. Правда, власти попытались ее подкорректировать, заменив ме­мориальную доску с новой фор­мулировкой о гибели «мирных граждан», хотя Змиевка — место самого крупного в России места захоронения жертв Холокоста.

    К годовщине скорбной даты газета «Ростов официальный» опу­бликовала Книгу памяти — боль­ше трех тысяч фамилий, собран­ных по крупицам и восстанов­ленных профессором Евгением Мовшовичем, сотрудниками ев­рейской общины, фондом «Хесед Шолом Бер». Сыграли в этом деле, естественно, свидетельские пока­зания родственников погибших и поисковая работа, которую в те­чение года вели завуч гимназии «Ор Авнер» Людмила Мирошнико­ва со своими учениками. Кстати, на базе гимназии был организо­ван семинар для преподавателей Ростовской области, а в рамках конференции работал семинар- практикум для педагогов еврей­ских школ СНГ.

    В резолюции, принятой участ­никами конференции, подчер­кнута необходимость обращения к парламентам постсоветских государств с предложением уста­новить Международный день па­мяти жертв Холокоста, а также ввести в России Национальный день памяти жертв Холокоста и воинов — освободителей нацист­ских лагерей смерти. Резолюция содержит призыв противостоять любым формам отрицания и пре­уменьшения Холокоста.

    Сформулирована просьба к ре­гиональным российским властям увековечить все места массовых казней евреев на Юге России в годы Великой Отечественной войны, уточнить тексты на уже установленных мемориальных досках, в том числе в Таганроге и Минводах. Отдельная просьба — к администрации Ростова-на-Дону скорректировать текст мемори­альной доски на стене мемориа­ла «Змиевская балка» в соответ­ствии с архивными документами и данными современной истори­ографии с указанием еврейских жертв массового расстрела.

    Научные итоги конференции будут представлены фондом «Хо­локост» в сборнике статей по мате­риалам докладов и сообщений.