Статьи / Холокост на Дону / Холокост в Ростовской области:


    Холокост в Ростовской области

    В 1939 г. в городах и районах Ростовской области - за пределами Ростова-на-Дону и Таганрога - проживало 1949 евреев1.

    В 1926 г. в г. Шахты проживало 109 евреев. Они относились в основном к ремесленникам, торговцам и интеллигенции (преподаватели, врачи, юристы и др.). В 1939 г. здесь жило 303 еврея. К лету 1942 г., несмотря на эвакуацию, их число заметно увеличилось за счет эвакуированных и беженцев из оккупированных областей СССР.

    Немецкие войска захватили город Шахты 21 июля 1942 г. Сразу же появилось «Воззвание к еврейскому населению» с приказом зарегистрироваться и носить нашивки со «звездой Давида» желтого цвета.

    В конце июля 1942 г. в город прибыл отряд из 12 сотрудников айнзатцкоманды СД-Ц6. Они организовывали карательные акции, и им подчинялась полиция. Шефом СД в городе был Гельфсгот, его заместителем – Э. Деппе. Уже в начале августа военный комендант города капитан Креммер издал приказ о регистрации и явке всех евреев с ценными вещами в управление полиции (ул. Шевченко, 56). Собралось около 100 еврейских семей (преимущественно старики, женщины и дети), которых колонной прогнали за город и расстреляли в песчаном карьере. По дороге над ними издевались, заставляли петь и танцевать.

    Не явившихся ловили агенты полиции, а затем расстреливали на шахте им. Красина. Так, в сентябре 1942 г. была расстреляна семья Рубинштейн (мать и трое детей). Здесь же впоследствии производились массовые расстрелы и нееврейского населения. Расстрелы производил вспомогательный отряд СД, состоявший из добровольно вступивших в него бывших граждан СССР. По данным областной комиссии по расследованию злодеяний немецких оккупантов, в г. Шахты было расстреляно 13 952 человека (включая 10 260 военнопленных), в том числе несколько сотен евреев (возможно, от 400 до 500 человек)2.

    За пределами городов Ростова-на-Дону, Таганрога, Шахты по переписи 1939 г. проживало1646 евреев в городских поселениях и 912 евреев в сельских поселениях. В Новочеркасске (здесь и далее указано число евреев по данным переписи 1939 г.) – 673, в Каменске-Шахтинском - 197, Батайске - 186, Миллерово - 71, Красном Сулине - 54, Сальске - 37, в том числе 31 - в пос. Гигант, Азове – 693 и др. В поименных списках жертв мирного населения - из актов, составленных местными комиссиями, - евреев очень мало (от 0-4 до 10-25 чел.). По-видимому, это в значительной мере объясняется отсутствием достоверных данных о числе погибших эвакуированных евреев, которых в этих городах было немало, судя по воспоминаниям очевидцев.

    Отсутствуют конкретные сведения о числе погибших евреев, которые жили в таком городе, как Новошахтинск, а также в поселках городского типа Аксай (10), Глубокий (10), Зверево (39) и других. Известно лишь, что в пос. Зерновом (62), ныне г. Зерноград, погибло 200 евреев, а в г. Морозовск (25) – 350 евреев, в пос. Гуково Зверевского района – 94.

    Почти вся Ростовская область (кроме Вешенского и северной части Верхнедонского районов на левобережье Дона) была оккупирована с 7 июля по 11 августа 1942 г. Несмотря на это, из 65 районов, на которые делилась область в 1941–1942 гг., в итоговую сводку Ростовской областной комиссии (РОК) по учету ущерба и злодеяний, причиненных немецко-фашистскими оккупантами учреждениям, предприятиям и гражданам Ростова и Ростовской области (однако Чрезвычайная государственная комиссия /ЧГК/ по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников областные комиссии называла комиссиями содействия работе ЧГК) вошли данные (1944 г.) лишь по 54 районам и 9 городам областного подчинения (фактически в материалах РОК, хранящихся в архивах, находятся акты по 57 районам).

    Имеются сведения по 30 сельским районам об уничтожении в них евреев, преимущественно эвакуированных, поскольку в большинстве сельских поселений евреи жили в незначительном количестве (обычно не более 8-10 чел.), либо не проживали совсем (согласно переписи 1939 г., в сельских местностях Ростовской области проживало 912 евреев). В Мигулинском районе, как видимо, и в других районах, сразу после начала оккупации евреям приказали зарегистрироваться и носить белые повязки с голубыми шестиконечными звездами5.

    Ниже указывается численность погибших евреев в каждом из районов:

    - Александровский – 88

    - Алексеево-Лозовский – 6 (в 1939 г. – 8 евреев)

    - Анастасиевский – 2

    - Белокалитвенский – 5(?)

    - Боковский – 8

    - Веселовский – 40 (?) (в 1939 г. – 2 еврея)

    - Волошинский – 46

    - Егорлыкский – 24-55

    - Заветнинский – более 200

    - Зимовниковский – 4

    - Кагальницкий – более 206

    - Колушкинский – 6

    - Красногвардейский – 1

    - Криворожский – 4

    - Литвиновский – 26 (?)

    - Мальчевский – 110

    - Мартыновский – 52

    - Матвеево-Курганский – 16

    - Мечетинский – 328 (в т.ч. 200 в п. Зерновом)

    - Мигулинский – 40 (?)

    - Милютинский – 1

    - Морозовский – 350

    - Орловский – 112

    - Песчанокопский – 167

    - Пролетарский – 1500

    - Ремонтненский – 1300-1500

    - Сальский – 1000

    - Семикаракорский – 146

    - Скосырский – 68

    - Цимлянский – 36.

    Всего здесь погибло не менее 5-5,5 тысяч евреев.

    Необходимо дать пояснения об определении числа жертв в Ремонтненском (в материалах РОК нет ни одного акта по этому району), Пролетарском и Сальском районах. К лету 1942 г. в Ремонтном и окружающих его селениях скопилось множество беженцев, преимущественно евреев (стариков, женщин и детей) из западных регионов СССР, включая Западную Украину и Белоруссию. После начала оккупации района 12 августа 1942 г. все евреи были зарегистрированы и носили на одежде желтые матерчатые кружки. В конце августа или начале сентября в Ремонтное прибыло какое-то специальное подразделение германской армии в крытых грузовых машинах на гусеничном ходу (видимо, из ЗК-10 а).

    Было объявлено, что евреев вывезут к железнодорожной станции Зимовники для отправки на работы в Киев. На самом деле их стали вывозить за восточную окраину Ремонтного («Пески») и расстреливать в заранее вырытых двух общих могилах. Акция длилась с 9-10 часов утра почти до вечера, поэтому, скорее всего, погибло не 600 евреев (около 250 многочисленных семей), как оценивали впоследствии свидетели, а более 1000 (вероятно, 1300-1500) человек.

    Позже были уничтожены и те евреи, которые жили не в Ремонтном, а в других селениях. Некоторые, не дожидаясь повторения казни, убивали своих детей и кончали жизнь самоубийством. В сентябре прибыла новая группа из 4 немецких солдат во главе с офицером, имевшим список из 74 евреев, находившихся в с. Валуевка. Их расстреляли (двое смогли сбежать и спрятаться) в 1,5 км от села в Тарасовой балке около животноводческой фермы, сбросив трупы в колодец. Детям чем-то смазывали губы (как это делали в Ростове-на-Дону). Тогда же были уничтожены евреи, жившие в селах Больше-Ремонтном, Богородицком, Кормовом и других. Их вывозили к Ремонтному и расстреливали во рвах.

    По-видимому, общая численность евреев, погибших в Ремонтненском районе (своих местных евреев не было), могла достигать 1500 (но не менее 1000-1300) чел. На месте массовой казни евреев около Ремонтного на народные деньги по инициативе ветеранов был 27 апреля 1991 г. установлен памятный гранитный знак (без надписи).

    В Сальске (в 1939 г. жило 6 евреев), по официальным данным, общее число жертв оккупации – 3 038 чел. Среди них, вероятно, было немало евреев (не менее 1 000 чел.), поскольку сюда свозили евреев, пойманных в селениях вдоль линии железной дороги Сальск - Ростов-на-Дону. Среди них было много евреев, отправленных на уборку урожая, а также застрявших в поездах с эвакуированными. Однако в поименных списках из Сальска и района евреев не более 50 человек, поскольку сведения о беженцах из поездов не сохранились.

    Более определенны сведения об уничтожении евреев, захваченных вдоль железной дороги Сальск – Сталинград: актом 51-й армии от 22 января 1943 г. было установлено, что в каменном карьере около пос. Пролетарского было уничтожено 1,5 тысячи детей, женщин и стариков еврейской национальности7 (ныне это место называется «Поле жертв фашизма» и здесь установлен памятник советским гражданам, погибшим от рук немецко-фашистских захватчиков).

    Наконец, следует отметить, что в Дубовском, Зимовниковском, Чернышевском, Цимлянском, Константиновском, Романовском, Тацинском и некоторых других районах, в которых не имелось постоянного еврейского населения или были только единичные еврейские жители, жертвы Холокоста не были установлены (или лишь единичные жертвы). Однако имеются данные о нахождении здесь с 1941 г. еврейских беженцев, судя по спискам евреев (из числа призванных в армию из названных районов до начала оккупации летом 1942 г.), погибших на фронте с июля 1942 г. Поэтому можно предполагать, что в указанных районах погибло несколько сотен евреев, преимущественно женщин, детей и стариков.

    Анализ материалов РОК показывает, что на первом месте в ее деятельности (а не только в названии) стояла оценка материального ущерба, а не злодеяний (акты о последних составляют не более 5%).  Но и в делах, посвященных злодеяниям, к сожалению, не всегда достоверно отражены содержащиеся в них акты. Так, в итоговой справке РОК количество жертв злодеяний в Александровском районе определено в 33 человека, а по конкретным актам число только жертв Холокоста не менее 38-88; в Кагальницком районе - 16 человек (первоначально 63), а жертв Холокоста более 200 человек; в Алексеевско-Лозовском районе – общее число жертв 90 человек, а по части актов - более 295 человек. 

    Хотя доля евреев среди населения области была до войны всего 1,1%, среди уничтоженных мирных жителей области в 1941–1943 гг., число которых варьировалось от 62-65 тысяч до 68-71 тысяч человек (по официальным данным достигало 46 тысяч человек8), евреи составляли не менее 40-46 тысяч или около 60-70%. Поэтому нельзя не вспомнить слова лауреата Нобелевской премии Эли Визеля: «Не все жертвы нацизма были евреями, но все евреи были жертвами нацизма».

    Е.В. Мовшович

    . Distribution of the jewish population of the USSR, 1939. Jerusalem, 1993. P. 32, 67.

    2. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 30. Л. 48 – 54. ЦДНИРО, Ф. 1886, оп. 1, д. 22. Л. 11, 16, 85 – 87. Архив Управления ФСБ по Ростовской области, арх. дело №№ П-54309, т. 21. Л. 155, 159 – 162; П-54360, т. 19. Л. 22 – 35; П-54368, т. 34. Л. 1-5.  Скребов Н. Было при мне//Ковчег. I.Альманах. Ростов-на-Дону, 2002. С. 199. Юдович И. Под чужим именем//«Молот», 1964, 19 апреля, № 92. С. 4.

    3. Российская еврейская энциклопедия (РЕЭ). Т. 4. М., 2000. С. 27 – 28, 30, 86, 313. Федотова Т.А. Азов и Приазовье в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг./Очерки истории Азова. Вып. 4. Азов, 1995. С. 51 – 52, 82 – 83. The Encyclopedia of Jewish Life before and during the Holocaust. V. 2. N.Y., 2001. P. 1128. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 11, 448 (без нумерации с.), д. 444. Л. 32 – 33. ЦДНИРО, Ф. 1886, оп. 1, д. 3. Л.28, 48; 6. Л. 89 – 105;  д. 7. Л. 6 – 11; 8. Л. 85 – 85об;  д. 9а. Л. 4 – 7; д. 22. Л. 34, 35, 38 – 40, 113; д. 23. Л.14 – 30.

    4. Документы обвиняют…С. 85. РЕЭ. Т. 4. С. 30, 316, 478, 484, 502. Черная книга…С. 196 – 197. ГАРО, ф. Р-3613, оп. 1, д. 444. Л. 25.  ЦДНИРО, Ф. 1886, оп. 1, д. 1. Л. 127; д. 3. Л. 114-117; д. 9. Л. 88; д. 9а. Л. 25 – 25об; д.  26. Л. 31.

    5. ЦДНИРО, Ф. 1886, оп. 1, д. 6. Л. 72.

    6. РЕЭ. Т. 4. С. 33, 35, 236, 429. Т. 5, 2004. С. 13, 405. Альтман И.А. Жертвы ненависти…С. 275, 276. Бочаров А.Н. Многогранность трагичность нашего прошлого//»Рассвет» (Ремонтное), 2002, 27 декабря, № 152-153. С. 3.  Григорьев И. (Чупейда И.Г.) Окропили кровью Ремонтненскую землю//«Рассвет», 2002, 24 сентября, № 112. С. 4; 27 сентября, № 113-114. С. 2. Документы обвиняют. Холокост: свидетельства Красной армии. М.: Российская библиотека Холокоста. 1996. С. 84.  Дьяченков А.И. Ремонтненский район//Города и районы Ростовской области. Ростов н/Д: Рост. книжн. изд-во, 1987. С. 264. Козлов П.И. Так это было//«Рассвет» (Ремонтное), 2003, 14 января, № 8. С. 3; 17 января, № 9-10, С. 3 – 4.   Чупейда И.Г. Край, где солнце встает. Историко-краеведческие заметки. Ремонтное: Рассвет, 1997. С. 136 – 143. Книга памяти: Орловский район. Посвящается всем защитникам Родины. П. Орловка, 1995. С. 3,20, 23. ГАРФ, Ф. 7021, оп. 40, д. 773. Л. 4, 5 – 6; д. 777.  Л. 4 – 6; д. 862. Л. 4. ГАРО, Ф. Р-3613, оп. 1, д. 444. Л. 12 – 16, 24 – 25, 32 – 33, 40 – 41. ЦДНИРО, Ф. 1886, оп. 1, д. 1. Л. 9, 64, 68, 70, 109 – 111; д. 2. Л. 22, 60, 100, 106; д. 3. Л. 84 – 86, 102, 140 – 141; д. 4. Л. 15, 21, 24, 25, 78, 149; д. 5. Л. 53, 107; д. 6. Л. 5-9, 37, 53, 61, 72, 73, 80, 114, 116; д. 7. Л. 46, 47, 50, 53 – 59, 61 – 63, 66, 80; д. 8. Л. 12, 18, 19, 38 – 40, 82 – 86, 97, 100, 105 159, 167 – 168; д. 8а. Л. 1 об, 7; д. 11. Л. 2; д. 22. Л. 18, 34, 38 – 40 об, 113, 115; д. 27. Л. 2 – 6, 16, 26 – 27. Центральный архив  Министерства обороны (Подольск), фонд 51-й армии, опись 9844, дело 10, часть 1, лист 11 (политдонесение от 5 января 1943 г.).

    7. Книга памяти павшим в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. жителям г. Пролетарска и Пролетарского (с) района Ростовской области. Сальск: ООО «Талер», 2000. С. 9 – 10.ЦДНИРО, Ф. 1886, оп. 1, д. 27. Л. 26 – 27. ГАРФ, Ф. 7021, оп. 49, д. 777. Л. 4 – 6.

    8. Книга памяти…С.5. ЦДНИРО, Ф. 1886, оп. 1, д. 22. Л. 1 – 4, 7 – 10; д. 27. Л. 2 – 6, 14, 16, 26 – 27.